Образование

Не всякий тренинг или курс — ​образование, или Как учиться в Интернете и не разочароваться в себе и людях

Наталья Мосунова,

преподаватель Университета Восточной Англии

В стремительно меняющихся условиях жизни традиционные образовательные учреждения явно не успевают за потребностями людей, да и 3–5 лет для получения очередного высшего образования у большинства из нас нет. Если вам от 30 лет, то вы наверняка слышали, что за онлайн-образованием будущее, и, возможно, даже примерили на себя либо роль «создателя онлайн-школы «На коленке», зарабатывающей миллионы», либо доверчивого и почти разочаровавшегося студента, который уснул на двадцатой минуте неструктурированного бормотания великого гуру о своем личном опыте.

Разберемся, чем то, что мы часто видим у профессиональных и не очень видеодокладчиков, отличается от онлайн-образования, какие обязательные элементы должны быть у действительно образовательного курса и как можно это проверить.

Что не надо считать онлайн-образованием, хотя организаторы могут называть это как угодно.

Подавляющее большинство вебинаров вообще и вебинары организованы самими творцами/менеджерами/фрилансерами. Почти все они всего лишь один из способов продаж «настоящего» знания или услуг фрилансера и цели научить не преследуют вовсе.

Если вебинар не способ продажи, то очень часто он — ​площадка для обсуждения проблем единомышленниками, что прекрасно для творческого процесса, но отношения к образованию тоже не имеет.

Разного рода онлайн-группы, где участники только выполняют действия, предписанные ведущим, — ​от поиска правильной модели отношений и до детокса. На мой взгляд, именно к этой группе стоит относиться с большой осторожностью, так как среди таких программ много тех, которые в реальной жизни пришлось бы лицензировать, и Интернет для организаторов не столько дополнительный канал, сколько защита от реальных встреч с участниками, а иногда и санкций за нарушение закона.

Онлайн-способы поделиться личным опытом со слушателями. К сожалению, в эту группу попадет процентов 80 того, что пытаются выдавать за онлайн-образование на русском языке. Рассказывают все: как писали книги, как попали в СМИ, как нашли работу, мужа, истину, стиль. Тот, кто решил поделиться опытом, может быть известным, милейшим, харизматичным докладчиком, обещать деньги и славу, обладать деньгами и славой, но к образованию этот курс не будет иметь никакого отношения. Пожалуй, самая безопасная и приятная группа: участники не теряют ничего, кроме денег, и часто повышают свою самооценку, когда видят, что приглашенная звезда не может следовать даже простейшим структурам, но при этом как-то публикуется, путешествует, общается с поклонниками и, конечно же, излучает позитив.

Дрогнувшей рукой вношу в этот список и видеолекции, в том числе лекции прекрасных профессионалов и фанатов своего дела. И даже очень качественные. Конечно, лекции могут (и должны) быть частью образовательного курса, но только в сочетании с другими методами и если при их подготовке учтены педагогические принципы, о которых чуть ниже. К сожалению, многие лекции — ​это, скорее, следствие того, что лектор прочитал про необходимость создания личного бренда, а не желания научить слушателей. Такой формат удобен, когда нужно получить информацию по конкретному вопросу, но нет ресурса, чтобы искать и сопоставлять информацию самостоятельно, и ничего плохого в этом нет, если помнить, что никакого навыка видеолекции у своих слушателей не создают. Это просто информирование, иногда приправленное мнением лектора по теме.

Как отличить образовательный курс, на котором можно получить новый необходимый навык, от всего остального?

К сожалению, размещение курса на известных российских платформах еще не означает, что курс — ​не та же группа по интересам, попытка поделиться своим опытом или набор видеолекций. На международных платформах ситуация получше. Coursera и создана известными профессорами, и размещает курсы проверенных университетов. В этой же категории и Академия Хана, которая больше ориентирована на точные науки, и еще несколько подобных проектов (Udemy etc.).

То же самое можно сказать и про следование громким именам в индустрии. Тот факт, что человек профессионален/известен/успешен в самопродвижении, еще не означает, что он может чему-то научить, а вы у него — ​научиться.

Цена курса — ​никогда не критерий. Масса программ явно создана наследниками Герцога из «Приключений Гекльберри Финна», который точно знал, что если люди заплатили за представление, то постесняются сознаться, что программа не очень, и будут нахваливать ее тем, кто еще не видел. При этом онлайн-программы от лучших университетов на 10 недель и с богатой библиографией могут быть бесплатными, а курс «SMM для чайников» превышать среднюю зарплату.

Анализ курсов на платформах, сайтах сотни лучших мировых университетов и мой личный опыт и студента, и преподавателя в британской образовательной системе выявляют интересную закономерность.

Практически все программы с удивительной точностью укладываются в рамки, заданные педагогическими принципами обучения, известными российским педагогам со времен СССР:

  1. научность;
  2. системность;
  3. доступность;
  4. наглядность;
  5. активность;
  6. связь теории с практикой.

О научности курса можно судить по простейшим критериям: у автора есть публикации по теме, желательно в научных изданиях с солидным составом редакторов. Курс сопровождается внятным списком литературы, в том числе для тех, кто хочет изучить тему глубже. Если такого списка нет на сайте — ​это повод написать автору курса. Если такого списка нет и у автора, называем курс монологом интересного человека за ваши деньги и не ждем от него большего.

Системность курса выражается в четкой простой структуре, все части которой логически завершены. В рамках каждой части курс излагает основания теории и показывает границы ее применения. Это только звучит страшно и академично. На первом же курсе, где творческий человек рассказывает, как творить и зарабатывать на этом, понимаешь, что без такой структуры вы все десять семинаров будете слушать о его духовном росте и телесных практиках. Очень часто отсутствие системности будет и сигналом о ненаучности: если автор курса проводил хоть какие-то исследования по своей теме, вряд ли он запутается в последовательности.

Доступность и посильность. Увидели, что «курс для людей с любым уровнем подготовки»? Вычеркивайте. Это невозможно. Он должен быть рассчитан на слушателей с определенными навыками, опытом и образованием и внятно объяснять, какие навыки появятся или усовершенствуются. Обратное приводит к разному уровню скорости, утрате мотивации и для успевающих, и для отстающих и недостижению поставленных курсом целей.

Сюда же относим и домашние задания. Во-первых, они обязательно должны быть. Во-вторых, они должны быть реальными. По моему опыту, домашние задания хорошо подготовленных программ занимают не менее 4–5 часов в неделю, но не превышают 10–12 часов. Они все реальны, а если вдруг необычны (например, один из курсов предполагал переговоры с незнакомцем и их видеозапись), то курс содержит и разъяснения, как это сделать, и ресурсы, где найти партнеров по заданию. Задания в стиле лайфспринговских тренингов «сделай невозможное за ночь» к образованию отношения не имеют.

Спросите организаторов о домашних заданиях и необходимых для них ресурсах, если такой информации нет на сайте.

Наглядность. Это не только и не столько хороший макияж ведущей или дорогие часы ведущего. И даже не про выбор «презентация в пауэрпойнте», «прези» или другом редакторе. Это про связь содержания курса с выбранными инструментами и поддержку запоминания и усвоения выбранными инструментами. Именно поэтому многочисленные «говорящие головы» остаются именно говорящими головами, а у слушателей после лекции не остается в голове ничего полезного, кроме медийной фамилии лектора.

Сознательность и активность. Просто прослушать речь лектора — ​никогда не достаточно. Если это курс, направленный на формирование навыка, то курс должен включать и самостоятельную работу учащегося, и тесты с понятными критериями и обратной связью.

Конечно, программы, соответствующие этим стандартам, очень трудозатратны для слушателей — ​образование требовало и требует усилий, — ​и изучение иностранного языка, финансовых инструментов или истории во сне оказалось мифом. Настоящий онлайн-курс— это испытание личной дисциплины: менее 5% тех, кто начал курс, способен его окончить, и чем уникальнее навык, тем ценнее запись о программе в резюме.