Экономика и бизнес

Будущее профессии налогового консультирования

Рустам Вахитов

Управляющий партнер International Tax Associatives B.V., юрист

Профессия налогового консультирования переживает период существенной трансформации.

Лет десять, а тем более пятнадцать назад нередко перед налоговым консультантом ставился вопрос: «А как мне вообще не платить налоги?», и многие консультанты на него более или менее успешно отвечали.

За прошедшие годы государства как менее подвижные, но гораздо более сильные игроки создали систему противодействия таким практикам. Сейчас схемы с нулевым или близким к такому уровню налогообложением не будут работать по ряду причин.

Первая — это создание юридических инструментов противодействия агрессивному налоговому планированию. К числу инструментов относится и создание юридических инструментов противодействия агрессивному планированию как судебных доктрин, так и закрепленных в законодательстве правил.

Второе — принципиально поменялся подход судебных органов. У структуры или транзакции, основной целью которой является налоговая минимизация, очень мало шансов устоять в суде.

Третья — это обязанность как самой компании, так и консультантов раскрывать агрессивные схемы как напрямую, так и через подачу специальной отчетности ТЦО, пострановая отчетность, реестры бенефициаров, раскрытие финансовой отчетности, в результате чего данные о схемах становятся доступны налоговым органам, а иногда и прессе/общественности.

Привлечение к ответственности консультантов при начислении пени в данных условиях — скорее вишенка на торте, тем не менее такая же важная. Некоторые партнеры консалтинговых фирм в США и Европе получали реальные тюремные сроки за участие в схемотехнике, например, десять и более лет назад. Некоторые консалтинговые компании получают и проигрывают иски о возмещении убытков, когда консультация приводила к налоговым штрафам.

Старый мир налогового и офшорного консалтинга умер, но что же приходит ему на замену?

Оборотной стороной вышеперечисленных мер является усложнение налоговой отчетности и процедур. Это приводит к необходимости подготовки довольно сложных отчетов по ТЦО, созданию документации глобального и локального файла уже для средних групп, не говоря о пострановой отчетности для крупных групп. Как правило, на всю или на часть этой работы налогоплательщики привлекают внешних консультантов и юристов.

Сейчас, по прошествии шести лет со времени внедрения новых правил по ТЦО в России, практически каждая крупная и средняя консалтинговая или юридическая компания в России имеет отдельный департамент, так или иначе связанный с трансфертным ценообразованием.

В ЕС многие бизнесы, предоставлявшие директоров и трастовые услуги, трансформируются в сервисы подготовки отчетности/консалтинга. При этом такие же департаменты создают некоторые юридические фирмы.

В части консультирования фокус смещается от выстраивания схем налоговой минимизации к рассмотрению налоговых последствий функционирования реальных бизнес–структур, обнаружению и минимизации налоговых рисков и неопределенности. Например, это предварительные соглашения о ценообразовании, иногда межстрановые.

Однако постепенно появляются продукты, которые автоматизируют и упрощают подачу таких документов. На подходе появление решений на основе искусственного интеллекта.

В такой ситуации, конечно же, необходимо следить за трендами рынка, его состоянием в Европе и США, в части организации и тенденций рынка, слегка опережающих российский. Вне всяких сомнений, довольно успешной будет специализация в перспективной сфере. Работу с небольшим уровнем погружения научатся делать роботы в горизонте пять тире десять лет. Стать экспертами в какой-либо области им будет куда сложнее.

Кооперация и слияние маленьких консалтинговых практик будет так же одним из видимых трендов.

В целом стратегия прогнозирования, подготовки к изменениям и выхода на рынок как один из первых сервис–провайдеров в области новых услуг никогда не была проигрышной. Вряд ли это изменится в обозримом будущем.